Ларс Ульрих (Металлика). Интервью

Не так давно свет увидела монография о прославленной группе Metallica, написанная Joel McIver. Эту беседу с Ларсом Ульрихом Джоэл опубликовал в интернет-издании The Quietus.

– О тебе говорят, будто иногда ты позволяешь себе немного кокаина, чтобы расслабиться.

– Это уже в прошлом. Сейчас нет такой привычки, благодарю за заботу! Года два прошло с тех пор, как я решил: «Пора с этим кончать, парень. Побаловался и достаточно – ты прекрасно можешь обойтись и без этого». Все случилось по обыкновению – когда просыпаешься, на улице пасмурно и уныло и ты думаешь: «Хочется на все забить, все поменять». Наверное, запали в душу слова Ноэла Галлхера (я всегда тащился от Oasis) [другой интонацией]: «Имейте ввиду, – с кокаином у меня покончено!»

Тогда стали появляться мысли: «Почему завязать с наркотиками не может каждый, если это получилось у Ноэла?» Не могу сказать, что мне это не нравилось, дорожка-вторая, конечно, развлекали, но в основном это была дань среде, в которой я вращаюсь. Не помню такого, чтобы я или мои друзья перегибали до такой степени, когда сутками не можешь оторвать тело от кафеля под унитазом и ни хрена ни соображаешь.

– Ну тогда, на заметку, давай уточним: в 2004 году твое Донингтонское выступление сорвалось из-за наркоты?

– Это здесь не при чем. Хотя, лучше бы уже кокаин… На самом деле, ситуация банальнее. Все произошло из-за… Мы разводились с женой, дело шло к финалу. В общем, от всего этого процесса и от того, что всплыло на поверхность, сдали нервы.

– Долго живут сплетни…

– Как хорошо, что для меня они никакого значения не имеют. Может, хочешь пролить свет еще на какие-нибудь моменты моей жизни, пока я не свалил?

– Естественно. Я слышал, что группу Metallica ты назвал, когда прочел Encyclopaedia Metallica. В общем, плагиат на Малькольма Доума. Это так?

– Ни фига подобного. Название придумал Рон Куинтана – ручаюсь головой.

– А еще болтают о Вашей ссоре с лидером Megadeth. Общаетесь с Дейвом Мастейном?

– Очень редко. Во время наших киносъемок что-то его не устроило в тех моментах, где был задействован он. Это и был переломный момент – тогда мы перестали поддерживать отношения. Но я знаю, что когда-нибудь мы все равно встретимся, а когда мы видимся – между нами нет никакой неприязни.

Происходящее между людьми на самом деле – это совсем не то, что выносят на обозрение. Есть мнение, что Металлика с Керри Кингом на дух друг друга не переносят, но когда мы с ним сталкиваемся, впечатление, будто у нас нормальные приятельские отношения – можем поболтать, поприкалываться.

С Дейвом мы не встречались после того, как делали его эпизод в той кинокартине. Прошло вот уже лет 25, или немного меньше, с тех пор, как он распрощался с нашей командой. И каждый раз мы встречаем друг друга: «Здорово! Что в жизни? Расскажешь чего-нибудь нового?!» Через некоторое время в газетах гадостями какими-нибудь польют, а несколько лет спустя снова пересечемся – и у нас опять лады.

– Это же ребячество все – какие-то недомолвки, ссоры. Почему же это тянется уже четверть столетия? Не возникало желания набрать его номер и заявить «Может, перестанем дурака валять? Помиримся, в конце концов!»?

– Знаешь, что… Мне не кажется, что виновником того, что между нами происходит сейчас, являюсь я. И вообще, он меня так не беспокоит, как, наверное, я его. А я с самого начала чувствовал к нему расположение, да и до сих пор он мне симпатичен. Просто он человек настроения – сиюминутное состояние накладывает отпечаток на его поступки и слова.

Когда он в хорошем расположении духа, можно услышать: «Отличный парень – Ульрих, пацаненок из Дании. Смешно – мы хотели пещеру выкопать земляную и там забивать план!» Когда что-то не так: «Сволочь этот Ларс». Это от меня не зависит, поэтому, когда я узнаю, что от Дейва слышали такое-то или такое-то, конечно, можно влипнуть в подобный словесный понос, однако, мне кажется, что это не разумно и не стоит усилий и нервов.

Могу с тобой поделиться достаточно любопытными данными: ни единого нашего сборника с его записями не существует, в жизни Металлики он принимал участие меньше года – и то, с того времени уже 25 лет прошло! Правда, интересные факты? И должен тебе признаться, я шокирован, что наша группа и по сей день играет далеко не последнюю роль в его жизни! Это при том, что Дейв внес значительный вклад в развитие стиля heavy metal, создав несколько действительно прогрессивных сборников. Это просто не укладывается в голове!

– Поговаривают также, о том, что планируется перезапись …And Justice For All. И в новом варианте должна быть подчеркнута басовая партия…

– На самом деле много есть идей, и эта в том числе. Но постоянно, когда помозгуешь, становится понятно (и это наша общая мысль) – нет такой острой потребности это делать. Альбом St.Anger тоже был в «очереди» на перезапись. На мысли об этом, на взвешивание всех «за» и «против», на внутренние противоречия уходит несколько секунд, после которых приходит решение – «Не стоит!» Всему свое время, то что уже свершилось – не вернешь, и если заниматься только переработкой старых недочетов, перестанешь двигаться вперед.

– Как и раньше, тебе кажется, что St.Anger – это «роковой», «переломный» сборник? Может, твой взгляд на него изменился, и ты решил, что он неудачный?

– У меня в обиходе отсутствуют понятия «удачный», «неудачный». Я не оцениваю свою работу такими мерками. Да, часть наших слушателей и даже фанов убеждена, что его нельзя назвать удачей для нашей группы – такое мнение имеет право на жизнь, я признаю его. Понятно, что композиции из St.Anger необычны, поэтому слушать и «переваривать» их непросто – это отмечают те, кто с ним знаком. Однако альбом сыграл очень важную для группы роль – без него Death Magnetic очень много потерял бы. В ходе работы над St.Anger мы обнаружили совсем другой путь создания композиции, овладели новым для нас принципом – и это было крайне важно для того, чтобы Металлика не распалась. И не было бы этого интервью, так как Death Magnetic не имел бы ни малейшего успеха.

Зато где-нибудь в Нэшвилле появился бы гитарист, превосходно исполняющий кантри – Джеймс Хэтфилд, моей работой была бы все та же организация киносъемок, а для Джо Сатриани в гастрольных поездках составил бы прекрасную компанию Кирк Хэммет. По-другому не могло быть – записывай мы музыку таким же образом, что и в конце прошлого века, мы бы там и остались – Металлика прекратила бы существование. Ведь невозможно выдавать хороший результат, когда нас, собравшихся вместе, один человек старается заставить общаться одним языком, при этом не давая создавать то, что хотим мы сами, подчиняя нас своим вкусам и желаниям.

Нас эта система не устраивала, мы от нее отказались, благодаря чему сейчас группа существует – мы пережили этот тяжелый период. Теперь мне очень приятно слышать одобрительные отзывы о Death Magnetic – значит, мы были на верном пути, и это оценили. St.Anger выполнил решающую миссию в развитии нашей группы – из-за этого невозможно характеризовать его как «удачный» или «неудачный».

– Кантри-гитарист Джеймс и продюсер Ларс – прозвучало очень убедительно. Ты думаешь, что именно это ждет вас впереди?

– Действительно, забавно! Никому, на самом деле, неизвестно – возможно, Хэтфилд забросит охоту, а я выставлю на аукцион все свое собрание Metallica. Все может случиться. Сейчас пока все ОК, и нам не нужно сушить голову над нашим будущим.

– Ваш продюсерский центр Q-Prime в середине года организовал для английских корреспондентов, видимо, в качестве подарка, презентацию Death Magnetic, ознакомив их с несколькими композициями. Но после опубликования их отзывов в интернете, тот же центр обещал подать на них в суд, если они не снимут со страниц свои рецензии. Впоследствии участники вашей группы раскритиковали это условие, утверждая, что каждый может иметь собственное мнение, в том числе и о вашей музыке. Создается впечатление, что это спланированный пиар для Death Magnetic – способ заинтриговать поклонников. Что ты на это скажешь?

– Это же вполне естественно: определенное количество людей познакомилось с шестью композициями, они, конечно же, составили о них свое мнение, которым захотели поделиться – ничего криминального здесь не вижу. Продюсеры, бывает, чересчур ответственно относятся к своим обязанностям. Можно понять – они хотят почувствовать, что недаром получают свою оплату, и приумножить ее. К этому нужно проще относиться на самом деле – все-таки речь идет о музыке.

Если все делать с таким рвением, ничего, кроме смеха, это вызвать не может. Ну чего плохого в том, что журналисты раньше остальных открыли для себя наш альбом, кажется, составили позитивное мнение и решили им поделиться с другими? В общем, фигня вышла полная – нельзя заставлять молчать слушателей, тем более, что мы были не в курсе всего этого. Когда все стало известно, я и мои друзья посоветовали не повторять такого в будущем – не стоит запрещать людям высказывать свое мнение, и уж конечно, когда оно положительное.

– Если опять столкнетесь с такими инцидентами, как действовать будете?

– Я, конечно же, могу подумать и ответить тебе, но вынужден сказать себе «Стоп!» Мне уже надоело руководить абсолютно всеми процессами, которые происходят в нашей команде – просто скучно стало. Поэтому в таких случаях, если все переворачиваться с ног на голову, возникает желание скомандовать: «Тишина! Без паники! Замолчали и взяли себя в руки!» На нашей веб-странице были представлены адреса, по которым можно было прочитать эти отзывы. Бывает, что мы с продюсерами ссоримся от того, что наши взгляды расходятся: например, у меня была идея включить свежие композиции в программу уже в первых майских концертах – их такая мысль привела в ужас. Но теперь конфликт залажен, главное не делать себе проблем на пустом месте.



















Page created in 0.047 seconds